8 причин отправиться в Исландию


Скандинавские страны вкупе с Исландией совсем недавно стали местом, мягко скажем, сильного ин­тереса со стороны наших соотечественников. От­части потому, что трудно выйти из своей зоны ком­форта и отправиться туда, где не был никто из твоих друзей и знакомых, отчасти — по причине отнюдь не дешевой стоимости поездок в эту часть Европы.

Исландия — это островное государство, находяще­еся на значительном удалении от материка, что, не­сомненно, сказывается на всей исландской жизни: культуре, традициях, природе, языке (исландский язык — наиболее самобытный из всех скандинав­ских), и, конечно же, людях.

Наш эксперт по путешествиям и международному волонтерству Евгения Маслобоева рассказывает о своем опыте пребывания в Исландии, а также дает ценные советы тем, кто решится поехать в эту замечательную северную страну впервые.

Скандинавские страны вкупе с Исландией совсем недавно стали местом, мягко скажем, сильного ин­тереса со стороны наших соотечественников. От­части потому, что трудно выйти из своей зоны ком­форта и отправиться туда, где не был никто из твоих друзей и знакомых, отчасти — по причине отнюдь не дешевой стоимости поездок в эту часть Европы.

Исландия — это островное государство, находяще­еся на значительном удалении от материка, что, не­сомненно, сказывается на всей исландской жизни: культуре, традициях, природе, языке (исландский язык — наиболее самобытный из всех скандинав­ских), и, конечно же, людях.

Наш эксперт по путешествиям и международному волонтерству Евгения Маслобоева рассказывает о своем опыте пребывания в Исландии, а также дает ценные советы тем, кто решится поехать в эту замечательную северную страну впервые.


В этом году я решила исполнить свою заветную мечту и приняла участие в волонтерском проек­те в Исландии, тема которого — Photography and Journalism in Reykjavik. В течение двух недель мы должны были собирать материал (фотографии и интервью) для онлайн-журнала UNA об Ислан­дии. Я везде пишу и говорю всем о том, что, любой волонтерский проект — это лотерейный билет. Очень редко случается так, что везет абсолютно во всем. В рамках данного проекта у нас было много свободного времени, но мало личного про­странства. В свободное время мы успели съез­дить на две основные экскурсии, которые я очень рекомендую — South Coast Excursion и Golden Сircle. После завершения проекта я осталась еще на несколько дней в Исландии: за это время мы с друзьями успели посетить еще одну экскурсию, Snæfellsnes, и весь день провести в самом из­вестном термальном бассейне Blue Lagoon. Если говорить о рекомендациях насчет путешествий по острову, то я без сомнений скажу, что самый лучший вариант — это аренда автомобиля и не менее чем двухнедельное исследование всего, что будет встречаться вам по пути. Это отдель­ный мир, где ты понимаешь, насколько он богат, и до какой степени ты можешь находиться в гар­монии с природой.





Если рассматривать бюджетную сторону данного вопроса, то Исландия — очень дорогая страна, так что экскурсии, личные расходы, а также дополни­тельные взносы являются достаточно затратными. Можно свести расходы к минимуму, если заранее купить билеты и забронировать проживание. Де­люсь паролями и явками: с мая по сентябрь из Пи­тера прямым рейсом летают самолёты одной авиа­компании, Icelandair, что обеспечит вам бюджетный вариант перелёта. Остановиться я советую в самом лучшем хостеле Европы, который находится в Рей­кьявике — Kex.





Так как часть нашей работы заключалась в том, чтобы собирать материал для журнала, то в один из дней нам удалось пообщаться с местными жителями и узнать несколько фак­тов, которые ввели нас в заблуждение. Факт первый — подростки в Исландии начинают ра­ботать с 14-ти лет, что является предметом все­общей гордости. Факт второй — волонтерство никак не поддерживается государством, и мало кто вообще знает о нём. К тому же, большинство молодых людей предпочтёт найти себе оплачи­ваемую работу. Факт третий — у исландцев мак­симально свободное отношение к людям с не­традиционной ориентацией и в целом к выбору спутника жизни.





Дополнительно от себя я рекомендую не раскоше­ливаться на невероятно дорогие и ненужные суве­ниры, а потратить деньги на винтажную карту 1963 года, которую вы сможете купить в магазине по пути на экскурсию к гейзерам. Памятных впечатлений этот подарок даст намного больше, чем очередной магнит.





Обязательно попробуйте самый вкусный чай лат­те в кофейне KLIPPIKORT по адресу Laugavegur 21-101 в Рейкьявике.




Решите для себя, что из памятных сувениров вы еще хотите привезти. Я могу посоветовать ку­пить традиционный исландский свитер. Самые лучшие и бюджетные варианты можно приобре­сти в NORDICSTORE.





Еще одно место, мимо которого я не смогла прой­ти мимо, — это магазин дизайнерских вещей HRIM по адресу Laugavegi 25&32-101 в Рейкьявике.





Если захотите отправиться на организованные экскурсии, выбирайте из 3 агентств: Reykjavik Excursions, Gray Line, Extreme Iceland.





И помните, что самое лучшее время для реализации всех задумок — это сейчас. Вдохно­витесь просмотром самого лучшего фильма о путешествиях вообще и Исландии в част­ности — «Невероятная Жизнь Уолтера Митти» — и после начинайте паковать чемоданы.



Текст и фото: Евгения Маслобоева
В конце концов: Как забить на все предрассудки и начать в жизни что-то новое



«Почему не надо бояться нового» — так я хотел назвать свой текст и наполнить его елейными высказываниями из серии «следуйте за мечтой», «займитесь любимым делом, и вы не проработаете ни дня» или «хватит работать на «дядю», однако, я не хочу, чтобы мои слова исковеркали чью-то жизнь своим неземным вдохновением.

Я сооснователь PR-агентства Vizluv. Создали мы его с моей женой около шести лет назад. В самый кризис. Я бы прям так и сказал — в самую жопу, когда маркетологов и прочую нечисть гнали ссаной метлой изо всех дыр. Возможно, поэтому у нас и получилось остаться в деле и со временем разрастись, так как свою работу мы делали хорошо. Отчасти помог и случай — многие проекты появлялись у нас будто сами собой. Я человек верующий, и для меня всё это не случайно, но если смотреть глазами скептика — ребятам просто повезло.

Мы очень любили и любим PR, но чтобы держаться на плаву, зарабатывать, в том числе и имя, нужно было делать свою работу просто на высоте. Этим мы и занимались. Тогда я понял в полном объеме, что PR — это не радужная работа, когда в руках бокал шампанского, вокруг звездная пыльца, а единороги вокруг какают цветами и все в восторге от того, что ты пиарщик.

Большинству на вас наплевать, да и вообще, вас часто изначально воспринимают как лишний и очень глупый придаток к вашему, не люблю этого слова, клиенту. И, чтобы всем объяснить, что «алё, ребята, мы нормальные, умеем думать и работать», приходилось это делать, простите за тавтологию, доказывая делом. Что мы умеем писать на интересные темы, делать отличные предложения, то, что мы ассоциируемся, пусть не с самыми большими, но до безумия крутыми проектами. Это я сейчас могу смело в разговоре вставить «эти наши, эти наши, эти тоже наши и вот эти тоже наши», и человек отвечает: «Ого, ну вы крутые».

Однако за этой крутостью стоит посаженое зрение, нарушенный сон из-за ненормированного рабочего дня и проблемы с желудком по причине нерегулярного питания. Я не жалуюсь, я про подводные камни говорю. Казалось бы, ешь когда надо, спи много и так далее. Ан нет. Когда я работал в офисе, всё было настолько проще, что и сравнивать нечего. Это твоё дело, ты и правда не работаешь на дядю, спать можешь до 12:00, встречи проводить в кафе за счет клиента и всё такое. Однако, бросив всё и начав новое, вы никогда не получите гарантированные счастья и богатства. Зависеть будет всё от того, как и сколько вы будете работать, и, как ни крути, от случая.

Я уже имел один бизнес, но, как и многие, хотел кофейню или бар. Два месяца назад получилось так, что мечта обладания собственной кофейней превратилась в планирование. Достаточно жесткое и скороспешное. Когда ты о чем-то мечтаешь, ты видишь всё тех же единорогов, а когда мечтаешь о бизнесе, то вместо какашек у них сыпятся деньги. Я, к счастью, весь геморрой осознавал. Да и Дима Левицкий (прим. — владелец сети баров «Дорогая, я перезвоню..,») мне давно ещё говорил: «Первое что я отвечаю, когда меня спрашивают про то, что нужно сделать, чтобы открыть бар, я говорю — не открывайте бар, а трижды подумайте». Большинство не представляет объем вовлеченности в процесс. А это 100% вашей жизни. Все время хочется есть и спать. И опять всё по новой: работа, работа и ещё раз работа. И, очередная неопределенность того, что там впереди.

Я занимаюсь любимым делом и, конечно, верю, что всё будет хорошо, и мы победим. Но вот так вот с листа рубануть: чуваки, бросайте всё, открывайте своё и ничего не бойтесь — не смогу. Однако если уж начали, то не бойтесь. Один из моих главных девизов в жизни: «Главное не ссать!». Ну, а если еще не начали, то подумайте пять раз, всё взвесьте, задайте сотню разных вопросов тем, кто уже в деле. Уверен, что на одну историю успеха вы найдете десяток историй провала.

Поговорите с семьей, готовы ли они вас поддержать? Ведь им тоже будет тяжело. Готовы ли вы морально к тому, что вы сделаете #самыйлучшийбизнеснасвете, а кто-то придет, посмотрит и скажет «фигня какая-то», «кофе кислый и дорогой», «пирожки ваши невкусные», «платья некрасивые», «чехлы для айфона неприятно держать в руках», «а пиво ваше крафтовое похоже на мочу»? Готовы ли вы работать в ноль или убыток в первое время? Уставать, как раб на каменоломне? А потом, чтобы еще вас на деньги кинули заодно? В общем, подумайте. Если да, то вэлкам. Только чур не плакать, если что. Я предупреждал.

P.S. Правда, сказать могу одно. Так как первый мой бизнес весьма успешен, а второй я таким обязательно сделаю, то если меня спросят, ввязался бы я во всё это заново, я отвечу — однозначно, да.

Текст: Алексей Савин, фото: Настя Дрожжина
Seasons Project. Место, где живёт душа



Три-четыре года назад в мои руки попал совершенно новый для этих самых рук журнал под названием Seasons of Life. Привыкнув к тому, что на столике в гостиной нашего с родителями дома часто лежал глянец или газеты с телепрограммой, я была сильно впечатлена эстетичной обложкой этого издания — на ней было изображено красивое кресло приятного розового цвета на спокойном бирюзовом фоне с головками чеснока, лежащими на сидении. Первое, на что я всегда обращаю внимание в журналах — это фотографии. Здесь они превзошли все мои ожидания: мне хотелось рассматривать каждую страницу с большими снимками, в которых чувствовалась жизнь. Душа. Душа, стоит сказать, живёт на каждой странице Seasons of Life, начиная со слова редактора и заканчивая моей любимой «настроенческой» колонкой, в которой редактор Настасья Матрохина рекомендовала, какую музыку слушать, какие книги читать, и чем вообще можно заняться в текущее время года.

Тогда я очень сильно захотела стать частью этой команды и точно решила, что напишу в редакцию письмо — а вдруг получится? К слову, в течение года я писала туда дважды, и дважды ответ был положительным и приятным, но на нём всё заканчивалось. Тогда, по юности, я очень сильно расстраивалась, но сейчас, спустя три года, набирая для вас эту статью, я в очередной раз убеждаюсь в том, насколько всё в нашей с вами жизни правильно. Если бы тогда мне, двадцатилетней, сказали о том, что я не должна плакать из-за неудач, и о том, что я обязательно побываю в редакции этого издания, да ещё и с командой журнала, который я создала сама, то я бы, конечно, не поверила этим словам. Однако жизнь повернулась именно так, и от этого никуда не деться. Сегодня я хочу пригласить вас посетить вместе со мной святую святых — место, где творится красота. Место, где живет душа.





Когда заходишь в помещение, где работает дружная семья Seasons Project, то сразу чувствуешь, как на тебя со всех сторон веет теплом. Здесь красиво и светло, несмотря на то, что света из окон в довольно продолговатую комнату поступает не очень много. Перед нами — длинный стол, за которым тут и там сидят члены команды проекта, работающие за ноутбуками и периодически рассказывающие друг другу о своём утре, о последних событиях, произошедших в их жизни. Чуть дальше, у бирюзовых кирпичных стен, располагается кухня, но не такая, какой мы привыкли её видеть в большинстве офисов: маленькой, с небольшим холодильничком и микроволновой печью. Наоборот, в этом просторном помещении ты чувствуешь себя как дома: вон там висит фартук на ручке шкафчика, с другой стороны — корзины с луковицами, на окнах — другие корзины и всякие кухонные мелочи, а здесь, на стойке — только что ополоснутые водой зелёные яблоки, все в каплях, мерцающих на свету.

«Так повелось, что в редакции мы готовим обеды по очереди. По понедельникам, например, готовит наш главный редактор Оля Сергеева, а я — завтра, во вторник», — рассказывает нам Екатерина Кожевникова, ответственный редактор журнала Seasons of Life, которая любезно согласилась провести нам экскурсию по студии.






На кухне, как и во всей редакции, обращаешь внимание на то, что тут и там на полках стоят какие-то интересные вещи: посуда, рисунки, предметы декора.

«Все эти вещи как-то сами сюда приходят. Какие-то мы приносим из дома, какие-то покупаем во время поездок, какие-то остаются после наших фестивалей и ярмарок».

К слову, о последнем: через несколько недель после нашего посещения студии команда Seasons должна была провести свою знаменитую Рождественскую ярмарку. Каждый год это мероприятие проходит в московском саду Эрмитаж, в котором собираются тысячи человек, фотографирующиеся с бенгальскими огнями, потягивающие ароматный глинтвейн и гуляющие меж уютных шатров с товарами ручной работы.

«Для нас очень важно, чтобы на нашей ярмарке было большое разнообразие участников, в особенности, новых. Мы хотим дать им шанс показать себя, сделать так, чтобы о них узнали. Особое предпочтение мы отдаем так называемым „мейкерам“ — ремесленникам, которые что-то делают своими руками».



Каждый раз, попадая на Рождественскую ярмарку Seasons, я поражаюсь тому, сколько живёт в России действительно талантливых людей, которые умеют производить на свет потрясающей красоты вещи — украшения, игрушки, посуду, текстиль. Результат практически трёхмесячных трудов команды Seasons Project оправдывает себя: на этом мероприятии можно найти приятные и интересные подарки как для близких, друзей и коллег, так и для самого себя. В этом году ярмарка не только помогает начинающим ремесленникам рассказать большой аудитории о себе, но и позволяет любому желающему сделать доброе дело. Директор по фестивалям Seasons Дарья Шадрина рассказала нам несколько секретов о грядущем мероприятии.

«В 2015 году мы решили посвятить ярмарку благотворительности. Это наш первый шаг в этом направлении, и мы хотим показать людям, что благотворительность имеет разные формы. На ярмарке будет представлено несколько благотворительных фондов: „Дети наши“, „Летающие звери“, фонд Константина Хабенского, фонд „Дети Б.Э.Л.А.“ и другие. Каждый из проектов расскажет о себе, покажет свою конкретную цель и результаты своей работы за год. Мы привлекли к участию четыре благотворительных магазина, которые работают по принципу того, что они собирают различные вещи, деньги от продаж которых пойдут на добрые дела. Мы считаем, что тема Нового года, Рождества и благотворительности очень близки друг другу, поэтому мы хотим попробовать объединить их на нашей Рождественской ярмарке и посмотреть на результат».



Мы поднимаемся в мансарду студии, где можно проследить зарождение следующего номера журнала. На стенах висят две большие доски: на одной — своеобразный мудборд, в котором собрано всё, что вдохновляет редакцию, на другой — готовые страницы будущего выпуска Seasons of Life. За столами, ножки которых представляют собой стопки старых номеров журнала, сидят члены редакции и работают над изданием, существующим уже более 10 лет. Изданием, которое у нас в стране так любят и уважают.

«У наших читателей есть одна приятная особенность: они очень лояльны нашему журналу, читают все новости, знают обо всех мероприятиях, посещают наши проекты в рамках „Школы Seasons“ и все наши фестивали четыре раза в год. Мы очень радуемся, когда видим, с каким энтузиазмом люди, например, соблюдают дресс-код на летнем фестивале ’More Amore’: они не только сами приходят в тельняшках, но и приводят друзей, которых тоже одевают соответствующим образом. Все „наши“ всегда остаются с нами, и к ним постоянно примыкают новые благодарные читатели».



С каждым часом редакция всё больше заполняется людьми. Вот заходит Настя Матрохина, в руках у которой пакет с булочками и крендельками, купленными по дороге на работу в палатке у ближайшего хлебзавода. Многие встают из-за своих рабочих мест, идут здороваться со своей коллегой и заваривают чай, чтобы полакомиться свежей выпечкой. Кажется, это работа мечты. И мечтой её сделали сами члены редакции, преданные своему делу, смотрящие в одном направлении, любящие свою работу и своих коллег. Чего скрывать, называть это место «работой» совсем не хочется — это небольшой, но очень красивый дом, в котором живёт дружная семья.

«В следующем году наши планы немного изменятся: мы планируем активно расширять географию своих фестивалей. С каждым новым мероприятием мы понимаем, что места для их проведения становится все меньше. Например, на наш летний фестиваль пришло очень много людей, были огромные очереди в кассу и толпы народа, которым не хватало места на маркете. Поэтому следующий год пройдет под лозунгом „Новые земли“, в результате чего мы очень надеемся на то, что все пройдет успешно, и наш весенний фестиваль переедет на завод „Кристалл“ с „Флакона“, летний — в „Музеон“ на набережную, осенний останется в „Эрмитаже“, а зимний обоснуется в Саду им. Баумана».

Рабочий день в разгаре, все оживлённо что-то обсуждают, часто звонит телефон. Когда в редакции появляется её главный человек — Ольга Сергеева, основавшая в далеком 2003 году журнал Seasons — все начинают улыбаться, подходить к ней и обнимать, как маму. Где ещё можно увидеть такой трогательный момент?




Время близится к полудню, и нам уже пора идти. Мы выходим из студии с тёплыми чувствами, с уверенностью в том, что команду Seasons Project сегодня ждет продуктивный день с хорошими эмоциями и вдохновением. И, разумеется, вкусным обедом, приготовленным Ольгой Сергеевой.

Фото и текст: Настя Дрожжина

Татьяна Кочнова: дизайнер свадебных платьев


Татьяна Кочнова

Каждая невеста желает знать, где «сидит» то самое платье, которое подойдёт именно ей. Если посмотреть на весь процесс организации любой свадьбы, то сложно не заметить, что большу́ю долю всех сил и времени (если не бо́льшую) многих девушек занимает поиск платья. Так получилось, что редакторы Who Are They Mag вплотную столкнулись со свадебной проблематикой со всеми вытекающими. Однако перебирать дизайнеров платьев и интерьеров долго не пришлось, потому что, находясь в нашем любимом Санкт-Петербурге, мы познакомились с по-настоящему талантливой девушкой, которая создаёт утончённые и просто «вкусные» свадебные платья. Важно делать свою работу качественно, но без объективно хорошего вкуса в творчестве далеко не уедешь.

Сегодня мы покажем вам пример того самого хорошего вкуса на примере работ Татьяны Кочновой — молодого петербургского модельера, известность которого растёт с каждым часом. Интервью проходило в июле этого года в уютной мастерской Татьяны на Площади Льва Толстого. Настоятельно советуем заглянуть к ней в гости: двойная доза эстетики, приятная беседа и прекрасный вид из большого окна вам обеспечены.

P.S. И да, Who Are They Mag снова индахаус.

— Как давно ты шьёшь платья, и всегда ли ты занималась этим делом?
— В течение шести лет я училась в университете именно на модельера. Как и, наверное, все творческие люди, живущие в Питере и закончившие художественные школы, я хотела поступить в «Муху» (прим. — Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия им. А. Л. Штиглица, бывшее ЛВХПУ им. В. И. Мухиной). Но судьба привела меня в Университет Сервиса и Экономики на кафедру дизайна к Елене Бадмаевой и Владимиру Бухиннику (прим. — петербургские модельеры). Это прекрасная, но в то же время жёсткая школа безо всяких поблажек. (Улыбается.) Вот вам яркий пример: однажды моей группе поставили занятие по живописи в девять утра, и мы, студенты, говорим: «Мы же творческие, нам надо выспаться, чтобы прийти в настроении, давайте часов в двенадцать». Тогда Елена Саналовна нас осадила и сказала, что у неё примерки начинаются каждый день в восемь часов, стыдно было, зато все запомнили урок. На пятом курсе я попала на практику в модный дом Татьяны Парфёновой, после чего мне предложили остаться там работать.

Естественно, всё начинается с пуговичек и бусин, когда ты сидишь и, не поднимая головы, занимаешься исключительно пришиванием чего-либо. Но в то же время ты видишь все процессы изнутри, узнаёшь, как работают настоящие профессионалы, какие материалы они используют, к чему нужно стремиться. Модный дом Татьяны Парфёновой — самое сильное место в Петербурге с точки зрения дизайна, качества и творческой атмосферы. Да, мы много работали, порой уезжая домой в три часа ночи, но всегда возвращались на работу с горящими глазами, потому что это то место, куда всегда тянет. После почти двух лет в модном доме я отправилась в свободное плавание. Запускать своё дело было немного страшно, потому что когда ты дошёл до определённого уровня и знаешь, как выглядит хорошая работа, что такое качественная ткань, начинать с плохих тканей абсолютно не хочется. Качественная ткань дорого стоит, её трудно достать, поэтому нужно правильно организовать все рабочие процессы, чтобы не откатиться далеко назад и не потратить кучу сил на разгребание возникших проблем. В итоге только к апрелю у меня получилась небольшая коллекция, которую я отсняла вместе с петербургскими фотографами и выложила на сайт weddywood.ru, после чего отправилась на первые примерки в Москву. Получается, что первые заказы у меня начались с апреля этого года.

Платья Татьяны Кочновой

Модельер Татьяна Кочнова

Свадебные платья от Татьяны Кочновой

Свадебные платья от Татьяны Кочновой

— Твои платья очень сильно отличаются от тех, которые мы привыкли видеть на среднестатистической невесте. Почему ты решила не делать пышных платьев?
— Каждая моя работа начиналась с того, что то или иное занятие становилось мне интересным. То же самое и с платьями: я делаю их такими, какими они заинтересуют меня саму, какими мне интересно их создавать. В конце концов среди моих платьев тоже можно найти умеренно пышные, но за счет воздушного фатина или шифона, создающего дымку. Конечно, большинство девушек, которые приходят ко мне знают, куда и зачем они идут, но бывает и так, что приходят заказать платья с кольцамии и кринолином, тогда я стараюсь объяснить, что мое дело- это не просто пошив платья, я не копирую чужие работы и не делаю платья, к которым душа не лежит. Но с невестами мне везёт, потому что многие из них часто оказываются творческими и интересными людьми. Это очень вдохновляет. (Улыбается.)

— В продолжение твоего ответа на предыдущий вопрос мы хотим спросить, как ты можешь охарактеризовать своих клиентов?
— Люди с широким кругозором, свободные и раскрепощённые. Девушки, любящие качество и натуральные ткани, ценящие легкость и удобство. Кстати, часто отправляя платья в другие города, выяснила, что в среднем они весят 400-500 грамм. (Улыбается.)




— Какие материалы ты используешь при создании свадебных платьев?
— Самое главное условие — ткани должны быть натуральными. Для пошива нижнего платья я предпочитаю использовать различные виды шелка, струящийся шифон или плотный креп. Тем не менее, какой бы плотной ни была ткань и какой бы ни был её состав, она должна «дышать». Всего пару раз я делала платья с корсетами, но они всё равно выглядели в непривычном для нас понимании и не выглядели броней, это самое важное! Верхнее платье — французское кружево, которое приезжает ко мне по заказу или фатин, несмотря на то, что это искусственная ткань, она очень тонкая и делает платье лёгким. Девушки, которые примеряют свои свадебные наряды, очень часто удивляются: вроде, платье имеет несколько слоёв, шлейф, а всего этого не чувствуется.

— Сколько времени уходит на пошив одного платья?
— Если у меня уже есть все ткани, и я знаю, что мне не нужно ждать материала из Франции, то пошив занимает от двух недель до одного месяца. Бывают разные ситуации, например, однажды пришёл заказ от девушки, у которой свадьба должны была состояться через неделю. Да, разумеется, все мы люди, и всегда можно что-то переиграть и вклинить в график то или иное платье, но всё-таки я не люблю так делать, потому за время создания платья должно быть проведено не менее двух примерок. Я шью исключительно на заказ, то есть девушка не может прийти ко мне в студию и сразу же уйти с готовым платьем. Сначала снимаются мерки, потом конструктора делают лекала, портные создают первый макет, после чего платье доводится до полной готовности, пришивается декор или расшиваются отдельные части платья. Ручная работа — это всегда очень ценно и красиво!



Анастасия Дрожжина

Свадебное платье
— Собираешься ли ты расширять поле своей деятельности и начать шить не только платья, но и, например, аксессуары?
— Я бы с радостью, найти бы только больше времени в сутках. (Улыбается.) Существует ещё одна проблема: я с большим трудом отдаю кому-то свои дела. Мне нужно, чтобы всё было так, как это вижу я, но любой творческий человек тоже хочет быть главным и делать то, что нравится ему. Начиная с августа, я также буду делать верхнюю одежду, потому что очень жалко, когда в холодное время года красивое платье невесты скрывается под шубой, причём большой такой шубой. Невозможно под отдельно сделанное платье подобрать идеальный верх в магазине. Да, сейчас я занимаюсь только платьями, но в будущем мне хочется иметь возможность создавать для невесты единый образ — от обуви до букета.

— Сотрудничаешь ли ты с другими дизайнерами одежды, обуви или аксессуаров?
— Всю одежду я делаю сама. В области аксессуаров я сотрудничаю с девушкой Асей. Уровень и качество её работ ничем не уступает европейским маркам. С ней приятно работать, я чувствую, что она очень хороший человек, а это для меня является самым главным. Бывает так: человек — мега-профессионал, а как личность откровенно неприятен, в таких случаях наши пути быстро расходятся. Также я делаю заказы различных вышивок и орнаментов на французских фабриках. Пока что у меня нет объёма, который позволил бы предлагать им свои орнаменты для производства, но тем не менее это Франция, а не Китай. Если бы я сейчас начала заказывать ткань в Китае, то те платья, которые представлены в моей студии, выглядели бы совершенно по-другому.




БЛИЦ

— Самое счастливое событие в твоей жизни?
— Не могу выделить конкретное событие, я очень часто ощущаю себя счастливой.

— Что бы ты хотела изменить в себе?
— Стать более организованной. (Улыбается.)

— Что тебе нравится в себе?
— Я очень много могу работать и добиться того, чего хочу.

— Место, где ты чувствуешь себя лучше всего?
— Место, где есть моя семья, мои родители и моя студия.

— С кем из ныне живущих людей ты бы хотела познакомиться?
— Люблю знакомиться с людьми, которые создают и меняют наш мир, художники, дизайнеры, музыканты.

— Страна, в которой ты не была, но хотела бы побывать?
— После насыщенного сезона хочется в какой-нибудь тихий уголок, например в волшебную Любляну. (Улыбается.)

— Какие качества ты более всего ценишь в мужчине?
— Спокойствие и внутренний стержень.

— Какое твоё любимое занятие?
— То, чем я и занимаюсь в студии.

— Чай или цикорий?
— Чай.