Репортаж из «Бесконечной гардеробной»


Когда впервые слышишь фразу «Бесконечная гардеробная», в голове возникают ассоциации с фильмом «Секс в большом городе» и гардеробной мечты Кэрри вперемешку с волшебным шкафом из «Хроник Нарнии». Пока все девушки только мечтают о таком чуде, две подруги, Лиза Печурина и Даша Мордовичева, уже воплотили его в жизнь. Теперь вы сами можете в любой момент очутиться в «Бесконечной гардеробной», которая теперь обрела реальный адрес — Пятницкая улица, 56.

«Бесконечная гардеробная» — это сервис по прокату одежды, посуды, предметов декора (например, рогов) и прочих очень нужных вещей. По рассказам девочек, история их бизнеса началась ещё в детстве, когда они с подружками обменивались одеждой, сумками, заколочками. Потом всё это переросло в большую идею с достаточно серьезным фундаментом, идею о разумном и этическом потреблении.

«Чтобы произвести вещь, нужно огромное количество ресурсов — природных, человеческих. А что происходит дальше? Ты пару раз надеваешь кофточку, она лежит у тебя годик, потом надоедает — ты её выкидываешь. Наша идея — создать вокруг „Гардеробной“ сообщество людей, которые понимают это и не хотят разбрасываться своими собственными ресурсами, ресурсами других людей, ресурсами Земли; людей, которые хотят разумно подходить к жизни, к выбору вещей, к тому, на что они тратят свои деньги и время».





Помимо этой глобальной идеи об экологичности потребления, на создание «Гардеробной» повлияли и более насущные проблемы, с которыми мы все сталкиваемся каждый день. Первая — это вопрос о том, где хранить всю ту огромную кучу вещей, которая копится у нас годами, и которую жалко выкинуть. Здесь ты всегда можешь арендовать какой-то предмет одежды, надеть его на какое-то мероприятие и вернуть, не занимая очередную полку в и так забитом шкафу. Вторая проблема касается денег. Мало кто готов потратить большое количество средств на вечернее платье, которое наденется один раз, особенно сейчас, когда все дорожает.

«Осознание этого пришло с первой работой. Ты трудишься месяц, получаешь какую-то денежку, а потом тратишь половину своей зарплаты на одни джинсы, которые поносишь недолго и выкинешь».

Все эти факторы и мотивировали девчонок создать общий шкаф, куда можно прийти и выбрать вещь на вечер вместо того, чтобы тратить время и деньги на походы по магазинам. Ведь тратить их можно на гораздо более полезные и приятные вещи, например, выставки, кино и путешествия.





Изначально «Бесконечная гардеробная» задумывалась как онлайн-сервис, и делать шоурум Лиза с Дашей не собирались. Однако создание сайта затянулось на более долгий срок, чем предполагалось, и девочки решили, что пора искать не только виртуальный, но и самый что ни на есть реальный дом для своего проекта.

«Сайта нет, вещи есть. И все они лежат дома без дела, жалко. Друзья и знакомые уже начали спрашивать, где же одежда, просили дать что-то в аренду, а каждый раз их всех домой приглашать — сами понимаете — не очень удобно и им, и нам. Поэтому мы начали искать помещение и нашли его довольно быстро, недели за две».

Практически вся одежда, представленная в «Бесконечной гардеробной», собрана девочками из разных уголков Европы. Однако в связи с последними событиями и скачками рубля, девочки стали присматриваться к российским дизайнерам, и «Гардеробная» пополнилась красивейшими платьями в пол и пышными юбками.

Каждая вещь здесь яркая, оригинальная, она обладает своей индивидуальностью и имеет свою историю. Вот висит юбка, которую шили в Австралии 2,5 месяца специально по заказу девочек. А здесь на полке лежат потрясающие сережки, которые были сделаны для сериала «Великолепный век» и привезены Лизой из Стамбула. Рядом, на шкафу, висит колье из голов куклы Кена, и если у вас хватит смелости его надеть — вы точно не останетесь незамеченной.

«Каждая вещь здесь для нас любимая. Каждую вещь мы искали, выбирали, покупали сами — именно поэтому мы любим их все».

Так как «Гардеробная» не просто так называется бесконечной, в ней, помимо одежды и аксессуаров, можно брать напрокат красивую посуду и различные предметы декора. Не у каждого человека дома найдется достаточное количество праздничной посуды для большой компании друзей, а покупать ее ради одного случая и потом хранить в застекленном шкафу, как делали наши бабушки и мамы, уже не хочется. Столкнувшись с такой проблемой, Даша и Лиза нашли для нее решение.

«Мы поняли, что тем, кто устраивает небольшие праздники, например, Дни рождения, свадьбы, и новогодние вечеринки, очень часто не хватает для них посуды. Так мы пришли к выводу, что прокат посуды — тоже тема: и для инстаграма пофоткать, и сервировать со вкусом, и денег много не надо тратить, и дома всё это хранить. Сейчас мы как раз работаем над тем, чтобы собрать коллекцию красивой и интересной посуды».



Также девочки рассказали нам про еще один интересный проект, который пока находится на стадии разработки — про свою библиотеку духов. Лиза и Даша собирают ряд интересных и редких ароматов, которые люди не решаются купить, но очень хотят попробовать.

«Прокат духов — это наша новая идея. Попробовать подушиться, твое — не твое, ляжет — не ляжет. Потом, есть такие странные запахи, например, из серии Demeter. Их всегда хочешь купить, но знаешь, что „Похоронным бюро“, например, ты не будешь душиться всю жизнь, а тратить деньги просто, чтобы пару раз побаловаться, — жалко».

Приходя в «Бесконечную гардеробную», ты впускаешь в свою жизнь маленький праздник. Примеряя потрясающей красоты платья с бокалом искрящегося шампанского в руке, болтая и смеясь с девчонками, танцуя под AC/DC и любуясь всеми сокровищами, разложенными на полочках и развешанными вокруг, сложно не влюбиться в это место и не захотеть вернуться сюда еще раз. «Копи истории, а не вещи» — лозунг «Бесконечной гардеробной». Поверьте, приход сюда как раз станет для вас одной из таких историй.













Текст: Алина Волохович
Фотографии: Настя Дрожжина и Влада Малина

Читать второй номер Who Are They Mag
Актриса Вера Егорова: «Актёрская профессия завязана на душе»


Петербург — поистине город искусства, вдохнове­ния и созидания прекрасного. Наша редакция может сказать это с полной уверенностью: большое количество материала Who Are They Mag сделано именно в этом городе, с людьми, которые настолько глубоко погружены в творчество, что нам остава­лось только восхищаться и брать с них пример.

И это интервью — не исключение. Актриса Учеб­ного театра «На Моховой» Вера Егорова, которая совсем недавно прошла кастинг в новый цирковой спектакль Славы Полунина, заражает оптимизмом и жаждой сцены с первого слова, заставляя задумать­ся, тем ли делом ты вообще занимаешься.

— Вера, расскажите, пожалуйста, с чего начался Ваш путь актрисы?
— С большого желания. С мечты. Ещё в детстве я всегда представляла, что у меня будут спрашивать о том, как я пришла к этому, а я отвечала бы то, что знала уже с детства — стану актрисой. Помню, как фельдшер школы за то, что я была слишком актив­ная и непоседливая, ругалась и называла меня не иначе как артисткой. Учительница по химии никог­да не вызывала к доске. Она тоже была уверена, что я должна выступать на сцене и не хотела портить мне аттестат. И так многие, кто верил в моё арти­стическое будущее, вселили в меня уверенность, что так тому и быть. Только вот никто не сказал мне, что это большой труд, что ничего не происходит просто так, само собой. Талант — лишь аванс, всё остальное ты должна наработать. Наверное, поэто­му я слишком долго шла к тому, чтобы поступить в театральный. Я просто ждала каких-то чудес, а они не происходили. Успела окончить факультет Рекла­мы и Имагологии в Таллиннском Государственном Университете, пожить какое-то время в Ницце, по­работать в Лондоне. И только после всего этого ре­шила бороться за свою мечту. Случилось всё так: я спросила у друга, связанного с театром, считает ли он, что у меня может получиться поступить, и, полу­чив ответ, что «театр — явно не твоё», я окончатель­но решилась. Решила доказать ему, что он не прав, оправдать надежды всех тех, кто в меня верил и ис­полнить, наконец, свою мечту.





— Сколько лет Вы жили в Таллине? Чем отличается таллинская жизнь от жизни в Петербурге? Хотелось бы Вам вернуться обратно?
— В Таллинне я родилась и прожила там 22,5 года. Чем отличается Таллинн от Санкт-Петербурга? В первую очередь, атмосферой. Это Средневековый город, основанный в XII веке. У него другая память в теле города, если можно так выразиться. Он бо­лее угрюмый, молчаливый. А Санкт-Петербург хоть и с грустинкой, но не лишён какого-то кокетства. Если сравнивать саму жизнь, то можно сказать, что Таллинн европеизирован, современен, чист, акку­ратен, но где-то от этого скучен. Тем не менее, он дорог мне как родной город. А в Санкт-Петербург я просто влюблена и прощаю ему все минусы! Вер­нуться в Таллинн я пока не хотела бы, наверное, по­тому, что в нём меньше энергии. Ведь чем больше город, тем ярче и активнее жизнь в нём.

— Какие роли Вы играли в последнее время и в ка­ких спектаклях?
— Атаманшу в детском спектакле «Бременские му­зыканты», мачеху в «Золушке» Е.Шварца, Пенелопу «Одиссее» Эрдмана и Масса, участвую в програм­ме «Кабаре Махim’s» . Ещё сейчас вышел спектакль «Прощай, конферансье», там я играю жену писате­ля Лютикова. Во всех работах помогаю ставить хо­реографию.

— Какая Ваша любимая роль из уже сыгранных,и кого Вы бы хотели сыграть в ближайшем будущем?
— Мне легче сказать, какую роль мне было тяжелее всего сыграть! Но, видимо, от этого она для меня и ценнее других. Это роль Мачехи в «Золушке» Евге­ния Шварца. Мне вообще по душе играть негативных персонажей, не лишённых самоиронии. А любимая из тех, что мы репетировали, но не выпустили, это роль Прони из пьесы «За двумя зайцами» М. Ста­рицкого. В будущем хотелось бы попробовать себя в классике, например, в роли Катарины из «Укроще­ния Строптивой» У. Шекспира.





— Как мы знаем, Вы прошли отбор в труппу Славы Полунина. Почему Вы решили продолжить свою ра­боту именно там?
— Тут следует уточнить. Я прошла не отбор в труппу В. Полунина, а кастинг в его новый цирковой спек­такль, в проект. Могу сказать, что само участие в ка­стинге уже принесло незабываемый опыт общения с совершенно необычными людьми. Во время рабо­ты меня окружали ребята из пластического театра, танцоры, клоуны, акробаты. Это совершенно другой мир. Фантастический мир. Наверное, это первая причина, почему я хочу участвовать в этом проекте. Вторая, это личность Вячеслава Полунина, его ге­ний, его энергетика. То, что он делает, это пример, это вдохновение для меня. Он мастер, у которого необходимо учиться.

— Было ли волнительно проходить отбор, и что он включал в себя? Какие задания нужно было выпол­нить?
— Проходить отбор было очень волнительно! Во-первых, я до последнего момента думала не идти, потому что не верила в себя. А, во-вторых, я до последнего момента не знала, что буду показы­ вать. Необходимо было подготовить этюд на тему «офис». Больше не сказано было ничего. Я решила сделать что-то актёрское, обязательно смешное, с добавлением танцевальной импровизации. И полу­чилось! Они даже посмеялись. Я прошла во второй тур. На втором этапе было два задания — танце­вальное и актёрское. Всё основано на импровиза­ции. В диагональ были выстроены столы, и нужно было протанцевать эту диагональ, обязательно ис­пользуя столы со всевозможных сторон. Помню, нам ещё сказали: «Запомните, что вы делаете, чтобы вы смогли повторить, если вас попросят».

Когда я прошла эту диагональ, ко мне подошли ре­бята и сказали, что это было очень здорово. А я толь­ко и ловила себя на мысли, что не помню ничего из того, что я сейчас станцевала. Актёрское задание включало в себя существование в группе людей и обязательное использование обычной белой бума­ги. Ограничений не было. Главная задача — во всём использовать бумагу. Конечно, начался настоящий дурдом, но это было очень весело, особенно когда мы потом дружно эту бумагу все вместе собирали по всему залу.

Таким образом, второй тур был пройден. Оставался третий — несколько дней многочасовых репетиций, после чего был организован показ, который уже окончательно определил, кто проходит, а кто нет. Третий этап, уверена, станет частью шоу, поэтому заранее рассказывать не буду, что мы там делали. В итоге, после показа, мне позвонили и сказали, что я прохожу в первый состав.

— Кем из актёров, драматургов и режиссёров Вы вдохновляетесь?
— Долгожданный вопрос. Из артистов/актеров: аб­солютный гений — Чарли Чаплин, волшебный Лео­нид Енгибаров, несравненная Джульетта Мазина. Из современных — Джеймс Тьерри. Из режиссё­ров очень люблю Александра Яковлевича Таиро­ва. Меня всегда не покидает чувство, что я долж­на была родиться раньше. О драматургах говорить сложнее, уж очень их много. И все замечательные! Очень люблю смотреть современные балеты. И по­чему я не балерина?






— Чем Вы увлекаетесь помимо своей основной профессии?
— Когда буду бабушкой, обязательно открою фло­ристический магазин! А вообще мне кажется, что всё, чем я занимаюсь, так или иначе, относится к моей профессии. Актёрская профессия завязана на душе, на том, чем она наполнена. Каждое занятие, как пазл, который в итоге выстраивает окончатель­ную картинку. Люблю иностранные языки. Занима­юсь вокалом. Ставлю танцы.

— Этот номер нашего журнала посвящён сказкам. Какая Ваша любимая сказка и почему?
— «Маленький Принц» Антуана де Сент-Экзюпери. Я её даже наизусть по-французски учила. Вся душа откликается, когда читаю эту книгу. Каждый раз от­крываю что-то новое. В этой сказке миллион оттен­ков. Я люблю читать её на французском языке, так она мне роднее.

— Как Вы думаете, чем сказки важны как для детей, так и для взрослых?
— Сказка детей учит, а взрослым душу лечит. Отто­го, что она с первого взгляда проста и наивна, мы её сразу впускаем в сердце. Мы не боимся сказок, знаем, что они хорошо заканчиваются, поэтому им доверяем. А они, в свою очередь, попадая к нам внутрь, поселяют в нас свет, доброту, правильные жизненные ориентиры.

— Часто ли Вы совершали какие-то необдуманные и слегка безумные поступки, подобные тем, что со­вершают герои фильмов, книг и спектаклей?
— Очень, очень часто! Чего я только не делала! Но я ещё тот счастливчик. Мне всегда везёт и удаётся из всех передряг выходить «сухой из воды». Скучно жить без авантюр. Иногда приходит в голову безум­ная мысль, ты её сначала даже пугаешься, а потом думаешь, ведь не зря она пришла — айда! И скажу, что жизнь может быть намного безумнее и авантюр­нее, чем у героев фильмов. Просто там всё умеща­ется в полтора-два часа. В жизни всё растянутее, но от этого не менее интересно, только успевай под­мечать!




БЛИЦ

— Любимый цвет?
— Красный.

— Любимый фильм?
— «Солнечная сторона» Чарли Чаплина.

— Что бы Вы хотели изменить в себе?
— Наверное, я бы хотела иметь осиную талию. Хотя зачем она мне? А из душевных качеств, считаю, что всё можно изменить — главное желание.

— Где бы Вы хотели родиться?
— Может не где, а когда? В начале XX века.

— Что Вам нравится в себе?
— Оптимизм.

— Охарактеризуйте себя одним существи­тельным.
— Стрела.

— Место, где Вы чувствуете себя лучше всего?
— На берегу океана/моря.

— С кем из людей Вы бы хотели познакомить­ся?
— С Чарли Чаплином, Леонидом Енгибаровым, В. Моцартом, Ф. Достоевским, С. Есениным, В. Маяковским.

— Страна, в которой Вы не были, но хотели бы побывать?
— Голландия. Тюльпаны и Ван Гог!

— Кем Вы хотели стать в детстве?
— Актрисой Голливуда. Банально!

— Чай или цикорий?
— Чай!











Интервью: Виталий Комаров
Фотографии: Мария Виноградова
Степан Любимов. Театр как эмоциональный обмен



Для многих людей профессия — это просто профессия, инструмент зарабатывания денег и выживания. Зачастую мы выбираем её бессознательно, руководствуясь не вполне естественными мотивами. Встретить человека, который выбрал свой путь, основываясь на том, что то или иное дело обязательно должно стать делом всей его жизни, образом его жизни — настоящая радость. Степан Любимов работает в петербургском Цирке на Фонтанке, называя самого себя «танцующим белым клоуном», и последовательно идёт к своей мечте. С детства мечтая стать сказочником, в самом широком смысле этого слова, он начал свою работу в качестве помощника в проектах Славы Полунина и сейчас уже всё чаще выходит на сцену в качестве постоянного артиста цирка.

— Степан, где ты работаешь в настоящее время, и в каких проектах задействован?
— Я работаю в Большом Санкт-Петербургском Государственном Цирке (прим.ред. — Цирке на Фонтанке) помощником художественного руководителя. Когда я только попал туда, то какой-то конкретной должности у меня не было. Нужно было уметь делать всё — от ремонта розеток до замены какого-нибудь артиста на манеже. (Смеётся.) Мне нужно было придумать, как назвать всю мою деятельность, поэтому я решил, что лучше, чем «Отдел исполнения неотложных желаний» её не опишешь. Я придумал себе вывеску, у меня была отдельная комната, целый кабинет! Неотложных желаний возникало, конечно же, невероятное количество. Ото всех отделов, начиная с директорского, заканчивая отделом новых программ — который мы позже прозвали просто «Отдел дел» за то, что его сотрудники постоянно чем-то занимаются, работа у них кипит, всё какие-то бумаги перекладываются со стола на стол и рвутся периодически, постоянно раздаются звонки — непрерывно поступали какие-то новые задания и просьбы. Однажды мы работали в «Золушке» — это был новогодний спектакль, в котором участвовал старый состав «Лицедеев» Славы Полунина, молодой режиссер Максим Диденко, композитор Иван Кушнир и другие немаловажные лица. Я тогда исполнял должность артист-менеджера у клоунов: записывал полностью репетиции, печатал их, высылал помощнику режиссера, изготавливал реквизит, запоминал все сцены и напоминал артистам, если кто-то из них о чём-то забывал. Часто бывали такие ситуации, что у одного из артистов были съемки в день выступления, и мне нужно было его заменять — благо, я помнил все партии, и никаких проблем с этим не возникало. Ну а что, костюм надел, пошел и отработал! Как образно говорит Слава Полунин: «Если хочешь научиться клоунаде, то сначала носи клоунам пиво». (Смеётся.) Постепенно от таких разноплановых задач я перешёл к непосредственному участию в разных постановках. Сейчас я работаю в новом проекте Славы Полунина. Это совсем новое направление, новый цирк. У создателей проекта было большое желание создать нестандартную программу из номеров, большим антрактом и, самое главное, сюжетной линией. Сюжетный цирк — это, конечно, тоже не новость: в Cirque du Soleil уже давно делают сюжетные программы. Суть в том, что для работы в этом проекте Вячеслав Иванович привлёк очень интересных людей. В настоящее время я репетирую в цирковом балете. Мы должны будем создавать массовку на манеже, участвовать в связках между ключевыми моментами, когда, например, выступает акробат, жонглёр или укротитель львов. Нас сейчас готовят по полной программе: был приглашен Шусаку Такеучи, хореограф из Японии, который живет в Голландии и работает со Славой уже много лет, — у этого человека интересный вкус и умение работать с пространством. Он делал множество разных проектов, среди которых крупные инсталляции на Красной Площади и всяческие городские перформансы вроде игры саксофонистов на эскалаторах в питерском метро. Для того, чтобы оказаться в этом проекте, нужно было пройти очень жесткий кастинг: в первом этапе длительностью в два дня отбирали 120 человек, во второй раз осталось 40 человек, потом отобрали около 14 человек. А ведь талантливых людей приходило очень много! Поэтому нельзя сказать, что мы просто балет — мы являемся полноценной танцевальной частью большого спектакля. Также я прошел кастинг в театр DE REVO Антона Асадинского. Пока что я нахожусь там в так называемой «Группе Продлённого Дня», в которой мы много репетируем разные этюды и части больших спектаклей. Позже мы начнем принимать участие непосредственно в проектах самого театра. Помимо двух больших направлений своей работы, я часто делаю что-то для себя. В последнее время мы начали собирать микроквартирники: в комнате два на три метра собирается двадцать человек, ставятся две лампочки и каждый импровизирует с ними, как может. Кто-то экспериментирует со зрителями, кто-то играет какую-то песню, а кто-то всё это связывает, потому что он режиссёр. Всё как-то по-босяцки, на первый взгляд, но в то же время очень интересно: несмотря на то, что мы выступаем только друг перед другом, мы постоянно придумываем новые идеи, исправляем ошибки и, фактически, растём.




— Ты с детства хотел стать актером?
— Нет, не с детства. Это был какой-то стихийный процесс: я совершенно случайно попал в студию при ДК в Тольятти. К нам приезжали каскадёры, и мои друзья предложили сходить на их выступление. После просмотра мы с огромными глазами побежали за сцену спрашивать что да как, пытались узнать, можно ли как-то к ним попасть. Нам ответили, что можно будет попробовать через полгода. Мы, конечно, расстроились, но выждали эти полгода, прошли пробы, и после этого всё завертелось. Мы занимались историческим фехтованием, потом делали из таких спортивных вещей мини-спектакли, позже начали ездить на фестивали и так далее. Я просто попал в ту среду, в которой мне было хорошо, и остался в ней.

— Что ты любишь в своей профессии больше всего?
— Хороший вопрос! В первую очередь, открывать для себя что-то новое, какие-то новые грани профессии. Во-вторых, конечно, это безумный адреналин. И эмоциональный обмен! Я очень люблю, когда ты на манеже делишься какой-то эмоцией с людьми и получаешь от них отдачу. Вроде бы и выкладываешься по полной, устаёшь, ходишь просто никакущий ближе к концу спектакля, а потом смотришь на лица зрителей и видишь, что они радуются, отдают тебе свои эмоции. Ты выложился, они выложились — а все стали на голову выше.

— Как ты попал в петербургский Цирк на Фонтанке?
— Это очень странная история, но в то же время, наверное, весьма закономерная. Началось всё, как я уже говорил, в Тольятти, где я родился и на протяжении долгого времени работал в театральной сфере. В основном это были фестивали и уличные представления, связанные с пластическим театром, либо сцена, но, опять же, в жанре физического театра. Потом я решил узнать, что такое классический драматический театр, потому что мне было интересно изучить систему Станиславского и понять законы такого жанра. То есть, представьте, какой это контраст: мы выступали на улицах — такие босяки, в своём роде, которые сами придумывали себе представления, сами собирали реквизит, создавали себе сцену, на которой потом же сами и выступали, потом всё это разбирали и передвигались на новое место. В классическом же театре всё совсем иначе: актёр — и режиссёр тоже — в нём рассматривается как центр всего происходящего, вокруг которого работают цеха, костюмеры, гримёры, администраторы и т.д. Я посмотрел, изучил, поработал, мне не очень это понравилось. Это просто не моё. Я ушёл из театра и решил отправиться в путешествие по Черноморскому побережью — раз уж выбрал себе путь уличного артиста, то надо взять от этого всё! К тому же, в то время я сильно увлёкся клоунадой, съездил в Одессу на фестиваль «Комедиада», который проводят «Маски-шоу», вернулся в Тольятти, сделал там спектакль, мы победили с ним на одном фестивале, создали костюмы, немного повыступали, и как раз наступило лето. Перед отправлением в своё путешествие я придумал себе персонажа — Странствующего Скомороха. Скоморохи были распространённым явлением в Древней Руси. Существовали местные и кочующие представители этой «профессии». Фактически, оседлые скоморохи жили и работали вместе со всеми обитателями поселений, и знали всё о каждом человеке, поэтому могли придумывать какие-то остроумные шутки и колкости, которые вызывали восторг у жителей и были очень в тему. Минус состоял только в том, что за пределами определённых городов или деревень, шутки скоморохов были никому не интересны., потому что они касались только внутренней жизни определённого места. Кочевые же скоморохи изучали процессы более широкие — взаимоотношения между городами и районами. Я подумал, что надо попробовать провести такой эксперимент: у меня есть идея, я буду приезжать на место и придумывать всё на ходу. Денег у меня тоже не было — а откуда им взяться: я только уволился из местного театра и получил какие-то незначительные увольнительные. Это меня не остановило! В итоге за два месяца я объехал около 25 городов. Начал с Абхазии, продолжил Крымом и закончил в Харькове. Я добирался до каждого города автостопом, выступал на улице, собирал деньги в шляпу, — и на эти деньги потом жил — ночевал у людей, с которыми знакомился либо на улице, либо на сайте каучсёрфинга, либо через «ВКонтакте». Своих денег я потратил за это время три тысячи рублей, и то, мог бы и меньше, если бы не разные курсы валют в разных городах и всякие странные непредвиденные ситуации, когда где-то тебя могла скрутить полиция и оштрафовать за выступление на улице. Всё это время я вёл подобие блога «ВКонтакте», где выкладывал фотографии, описывал все события и проводил своё исследование уличных театров. После такого длительного одиночества — я ездил в это путешествие в количестве одной штуки (Улыбается.) — я понял, что хочу собрать команду единомышленников. Тогда я прочитал про Полунина, посмотрел его спектакли, побывал на его проектах и узнал о том, сколько у него появляется чудесных идей. Мне сразу стало ясно, что если и надо к кому-то примыкать, то только к таким людям, которые горят своей идеей и выкладываются по полной программе. Совершенно случайно мне подвернулась работа в Париже, и меня посетила мысль о том, что надо заехать на «Мельницу» (прим. ред. — поместье поместье Славы Полунина под Парижем) и поговорить со Славой лично. Я начал искать адрес и наткнулся на человека, которого я знал, и который, как выяснилось, работал администратором Полунина уже какое-то время. Мы договорились о встрече, но только не в Париже, а в Петербурге. Встреча, кстати, состоялась прямо здесь, в этом кафе, в котором мы сейчас с вами сидим. Я рассказал ему о своих путешествиях, о прошлых проектах, объяснил, чем бы мне хотелось заниматься и чему я хочу научиться. Слава согласился — вот так я оказался в Цирке на Фонтанке. Дальше мою историю вы уже знаете. (Улыбается.)




— Расскажи немного о своих ролях: в каких спектаклях и постановках ты участвовал здесь, в Петербурге?
— Одну из самых любимых моих ролей мы придумали ещё когда учились в Москве. Это был спектакль «Демон». Весь процесс работы над ним был для меня большим открытием и исследованием. Нам помогал мастер — Олег Рутберг, серьёзный теоретик и практик пластического театра, который написал много книг и выпустил много студентов. Мы очень скрупулёзно работали нам этой постановкой: какие-то движения и мизансцены брали из картины, эмоциональное состояние — из поэмы, добавляя к этому своё собственное видение. На протяжении полугода мы проводили большую лабораторную работу, которая потом нашла свой отклик в сердцах наших зрителей. Именно поэтому эта роль является очень значимой для меня. Ещё я играл в спектакле «Золушка». Сначала был менеджером, а потом как-то раз возникла ситуация, когда что-то пошло не так, и мне сказали: «Так, ты сегодня будешь молью и будешь выскакивать из шкафа». В спектакле есть сцена, где злые сёстры Золушки одеваются на бал. Они достают вещи из большого шкафа, из которого в один момент вылетает большая вредная моль, вся в тальке, в какой-то непонятной ночнушке, с кандибобером на голове, кучей торчащих усиков и подушкой на спине, на которую закреплено ещё много маленьких молей. Её гоняют туда-сюда и в итоге загоняют обратно в шкаф. Это был мой первый выход на манеж! Мне было безумно интересно и в то же время безумно страшно, ведь вокруг тебя сидит полторы тысячи человек, всё внимание которых обращено только на тебя. В первый раз было так волнительно, что я забыл надеть половину своего костюма! (Смеётся.) Впоследствии так и закрепили за мной эту роль, так как артистам было очень неудобно лишний раз переодеваться в этого персонажа. Мне стали давать всё больше и больше таких мелких ролей — опять же, по воле случая: после моли я был глашатаем, а потом уже даже одной из сестёр! Учитывая, что в этом спектакле играло очень много известных людей — Лёня Лейкин, например, который участвовал в Cirque du Soleil в Лас-Вегасе, Анвар Либабов — для меня заменять любого персонажа было очень большой ответственностью. Ну а дальше — участие в новом проекте Славы Полунина, который сейчас в процессе. Работаем, работаем, работаем!

— Тебе тяжело совмещать участие во всех проектах?
— Эмоционально не тяжело. Тяжело только соотносить графики, но, слава Богу, выпуск одного спектакля не совпадает с выпуском другого. Ещё иногда бывает тяжело, когда ты помогаешь кому-то с чем-то в Цирке, потом бежишь на репетицию, после неё тебя просят что-то смонтировать, потом ты спешишь на выступление — это сложно вынести физически. Но я считаю, что такое движение — это здорово, это и есть настоящий рабочий график. Ты одновременно вкладываешься в разные стороны одного процесса. К слову, все артисты «Лицедеев» так и начинали: их брали в команду, и они должны были делать всё, о чём их попросят. Делать с любовью, с полной отдачей и концентрацией.



— Этот номер нашего журнала посвящён сказкам, поэтому такой вопрос к тебе: какая сказка является твоей любимой?
— Моя любимая сказка — «Маленький Принц». Я узнал о ней в 18 лет, а прочитал в 20! (Смеётся.) Она космическая! В ней очень наглядно проиллюстрированы определённые моменты в жизни человека — тем она и хороша. Она и фантастическая, и лирическая, и в то же время драматическая. Так как я визуал, то у меня огромный интерес вызвали иллюстрации автора, которые тесно связаны с текстом. Ещё я очень люблю сказки американских индейцев — в них описывается связь человека с природой, различный символизм и метаморфозы. В принципе, сказки — это такой мир, в который всегда интересно окунаться, потому что он наивен, в нём постоянно происходит какое-то волшебство, которого так не хватает. А в сказках всё как в детстве. На самом деле у меня есть одна большая-большая мечта: я очень хочу вывести своего Скомороха на новый уровень, уровень сказочный. В путешествии я открыл для себя какие-то сюжеты, вдохновляясь уличной тематикой, а теперь я хочу опираться и на сказки тоже. Я думаю, что однажды у меня получится это реализовать.

— Некоторые люди составляют условный список дел, которые они хотели бы выполнить до своей смерти. Что бы ты включил в этот список?
— Я бы хотел собрать какую-то команду, — опять же, основываясь на принципе уличного, «цыганского» театра — в которой бы была и моя семья, и мои друзья, и мои коллеги. Я хотел бы, чтобы вся моя жизнь находилась в одном клубке, чтобы я не разрывался одновременно на три стороны. Ну, то есть, образно говоря, я не хочу сначала праздновать День рождения в кругу друзей, потом с семьёй, а потом на работе. (Смеётся.) А ещё у меня есть ощущение, что где-то там, далеко, меня ждёт кино. Оно где-то сидит внутри меня и периодически выходит наружу в разных видах: то в виде какого-то маленького ролика, который мне нужно сделать по работе, то в виде какой-то зарисовки. Но я пока что не берусь за кино, потому что это слишком ответственно для меня на данном этапе моей жизни.



БЛИЦ

— Твой любимый цвет?
— В последнее время зелёный.

— Что бы ты хотел в себе изменить?
— Я хотел бы, чтобы вся работа, которую я выполняю и за которую берусь, всегда была направлена на получение удовольствия и радости.

— Где бы ты хотел родиться?
— Там, где я родился.

— Что тебе в себе нравится?
— Умение находить положительное в отрицательном. Даже в самых безвыходных ситуациях.

— Место, где ты чувствуешь себя лучше всего?
— Я умею чувствовать себя хорошо в любом месте!

— С кем из ныне живущих людей ты бы хотел познакомиться?
— С интересным человеком, который как-то изменит мою жизнь.

— Охарактеризуй себя одним существительным.
— Телега.

— Кем ты хотел стать, когда вырастешь?
— Сказочником.

— Чай или цикорий?
— Цикорий!